Зажим, которого не было

28.06.2017
11056

Дело хирурга Елизаветинской больницы Санкт-Петербурга Ирины Цыбульской, обвиняемой в том, что она забыла в брюшной полости пациента зажим, что привело впоследствии к летальному исходу, тянется с 2014 года и полно процессуальных нарушений. Да и сам зажим, якобы забытый в брюшной полости, оказался «подшит» к делу только после того, как следователь купил его в магазине медицинской техники...

Медицинский юрист, доцент кафедры судебной медицины и медицинского права МГМСУ им. А. Евдокимова Иван Печерей, узнав об этой истории, принял решение подключиться к делу и помочь защите доктора Цыбульской. На 29 июня назначена апелляция (заседание перенесено на 21 июля в связи со сменой адвоката) и, по словам юриста, прогноз на справедливый исход довольно хороший, так как линия обвинения разваливается на глазах из-за многочисленных процессуальных нарушений, допущенных в ходе расследования.

Впрочем, обо всем по порядку…

Операция

Вечером 11 февраля 2014 года в ГБУЗ «Городская больница Святой преподобномученицы Елизаветы» по «скорой» поступает пациент - 35-летний Владимир Павлович, гражданин Белоруссии, его сопровождает полицейский конвой. Ранее судимый за разбой Павлович, находясь в наркотическом опьянении, совершил смертельное ДТП, в котором погибли два человека. После задержания пожаловался на боль в животе. Врач «скорой» заподозрил обострение хронического панкреатита - с этим диагнозом Павлович поступил в больницу.

В Елизаветинской больнице сделали рентген, который показал, что у пациента посттравматическая диафрагмальная грыжа – последствие ДТП. Хирург Цыбульская провела экстренную полостную операцию. Через несколько дней, как следует из материалов дела, пациент в удовлетворительном состоянии был переведен в тюремную больницу «Кресты», где пробыл 2 недели, признан годным к этапу и отправлен в Великий Новгород.

Врач-хирург высшей категории Ирина Цыбульская

Зажим?

В Новгородском СИЗО самочувствие Павловича ухудшилось. 5 марта 2014 года он начал жаловаться на тошноту, рвоту, отсутствие стула.

«Описанные симптомы – вполне подпадают под классическую картину спаечной непроходимости, которая может развиться при несоблюдении рекомендаций врача после операций на брюшной полости, - комментирует Иван Печерей. – Павлович из СИЗО был направлен в одну из больниц Великого Новгорода, где доктор Евгений Новожилов, сделав рентген, обнаружил забытый в животе хирургический зажим.

Именно этот рентгеновский снимок, датированный 15 марта 2014 года, лег в основу уголовного дела. При этом, по словам доктора Цыбульской, снимок крайне низкого качества, что наводит на мысли о том, что документ собран в фотошопе. Просто некое изображение, похожее на рентгеновский отпечаток.

Помимо плохого качества снимка, Иван Печерей обращает внимание и на его содержание. «Расположение зажима на снимке нетипично, эксперты, изучавшие материалы дела, пришли к выводу, что зажим либо положили сверху на живот пациента, либо впихнули внутрь тела уже после смерти (в этом случае снимок сделан не 15 марта, как заявлено, а после 28 мая, когда Павлович скончался), либо зажим «нарисовали в фотошопе».

«Стоит отметить, что снимок, сделанный в Новгородской больнице, противоречит снимку, сделанному Павловичу 11 февраля в Елизаветинской больнице сразу после операции, где никакого зажима не видно», - добавляет юрист.

Далее события развиваются следующим образом: доктор Новожилов проводит срочную операцию и извлекает зажим, который тут же пропадает. Инородное тело, извлеченное из пациента, не сохранили – халатность и разгильдяйство или этого зажима просто не было?

Зажим впоследствии все же появился: следователь купил его в магазине медицинской техники и приобщил к делу вместе с чеками за покупку. На суде именно этот, купленный и ни разу не использованный зажим, фигурировал в качестве основного вещественного доказательства.

«Что интересно, у доктора, на чьих показаниях строится обвинительное заключение, нет права на работу, - рассказывает Иван Печерей, - диплом о высшем образовании Евгения Новожилова недействителен. Доктор заканчивал Санкт-Петербургский терапевтический университет по специальности «лечебное дело». У вуза была отозвана лицензия на подготовку врачей, дипломы признаны недействительными, а значит, выпускники данного вуза не имеют права заниматься медицинской деятельностью. Этот факт стал известен уже в ходе первых проверок по делу Павловича, соответствующее ходатайство было подано, но прокурорская проверка не была проведена, что является очередным процессуальным нарушением – одним из многих в этом деле».

Дальше, согласно информации, фигурирующей в деле, заключенному Павловичу на протяжении 2,5 месяца было сделано еще 25 операций (дренирование, удаление части некротизированной кишки и т.д. и т.п.), которые, во-первых, не протоколировались должным образом – операционные журналы отсутствуют или заполнены неверно, во-вторых, не помогли. Пациент скончался 28 мая от сепсиса, через 3,5 месяца после операции, проведенной Цыбульской.  

И снова зажим…

Труп Павловича поступил в городской морг. При этом, по словам Ивана Печерея, в качестве причины смерти было указано «инородное тело в брюшной полости», хотя, как мы помним, 15 марта доктор Евгений Новожилов провел операцию по извлечению зажима.

«Стоит отметить, что в деле нет ни одного фото зажима, якобы обнаруженного в теле Павловича после его смерти, отсутствуют и фотографии самого тела. Судебно-медицинская экспертиза, фигурирующая в материалах дела, проведена по материалам дела, но не по факту смерти, т.е. тело судебно-медицинским экспертом не осматривалось, анализировались лишь медицинские документы», - отмечает юрист.

Дело по факту смерти Павловича было открыто 1 октября 2014 года. Хирурга Ирину Цыбульскую вначале привлекли в качестве свидетеля. Но 1 сентября 2015 года, когда дело передали в суд, она оказывается уже обвиняемой.

«Защитой было установлено, что при проведении расследования прокурор и следователь направляли письма и запросы в адрес Ирины Цыбульской и ее адвоката, - комментирует Иван Печерей. - Загвоздка  в том, что в тот момент адвоката у Цыбульской не было, но письма к нему прокуратура писала. Куда направлялись эти письма, существовали ли они на самом деле? Кроме того, очередное процессуальное нарушение состоит в том, что об изменении своего статуса по части 2 статьи 109 УК «Причинение смерти по неосторожности» со свидетеля на обвиняемую Ирина Цыбульская узнала уже постфактум из очередного письма, а не из личной беседы со следователем, который должен был вызвать ее для сообщения об изменении статуса».

Дело закрыли, осадок остался

Став обвиняемой, Ирина Цыбульская испытала все «прелести» этой роли – неделю провела в СИЗО, была отстранена от работы... В конце концов 20 февраля 2017 года дело закрыли в связи с истечением срока давности.

Но доктор Цыбульская не готова удовлетвориться таким результатом. Она чувствует себя пострадавшей, до сих пор не работает (в Елизаветинской больнице ей не удалось восстановиться в должности).

«Настроение у Ирины Цыбульской реваншистское, - комментирует Иван Печерей, - она не собирается сдаваться, будем работать над ее полным оправданием. На 29 июня назначена апелляция. Перспективы у дела достаточно хорошие. Поданная нами ранее кассационная жалоба была удовлетворена, и дело направлено на пересмотр. В жалобе мы, в частности, отмечали, что были нарушены нормы процессуального права. Дело явно сфабриковано, этому есть много доказательств, приведенных нами выше. В настоящий момент мы создаем петиции в поддержку доктора, размещаем их на различных ресурсах, призываем всех неравнодушных ее подписать.

В деле также планируется участие экспертов Национальной медицинской палаты, которыми будет подготовлено соответствующее обращение для  апелляционной комиссии.

Нет комментариев

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь

Партнеры

Яндекс.Метрика