Нейровызов

05.12.2017
651

В преддерии Дня невролога, который традиционно отмечается 1 декабря, в Петербурге прошел нейрофорум «Возможности для развития НейроНет на глобальном рынке». Встреча выявила две противоположные тенденции. Если в технологиях в этой сфере наблюдается бурное развитие - в 2016 году рынок простимулировал исследований на 29 млрд долларов, то в разработке лекарств данного профиля - затишье. Последние прорывные открытия были сделаны 50 лет назад. И с тех пор принципиально мало что поменялось.

От моделей - к прогнозированию

Нейротехнологии - то, что формирует нашу завтрашнюю жизнь. Причем не только в самих технических разработках, но и в коммуникациях. И симбиоз этот настолько прочный, что уже сложно сказать, где заканчивается одно и начинается другое.

Форум «НейроНет» сопровождался выставкой проектов. Какие-то из них уже работают на практике, какие-то только на стадии исследований. Но уже понятно: если такое количество разработок профинансировано во всем мире, то в ближайшее время на рынок начнут выходить решения.

Направление будет расти, этот рост будет активным, обозначит перспективы на десятилетия вперед. И перспективы эти будут связаны главным образом с коммуникацией. Первые нейромаркетинговые центры возникли в начале нового тысячелетия на базе университетов. На начальном этапе их основной задачей было накапливание информации. 

Как отметила в своем докладе руководитель рыночной подгруппы «Нейрокоммуникации и маркетинг» РГ НТИ «НейроНет» Наталия Галкина, первым этапом нейромаркетинговых исследований было тестирование. Задача сегодняшнего дня моделировать поведение людей. А в будущем главным трендом станет прогнозирование.

Власть понимает важность и потенциал данного направления. Председатель комитета по промышленной политике и инновациям Санкт-Петербурга Максим Мейскин отметил, что основная задача регуляторов сделать так, чтобы политика была цельной и последовательной: «Мы в рамках НТИ уже создали два инжиниринговых центра. И будем создавать новые. Это большие затраты для бюджета, но они очень важны для развития отдельных отраслей». По его словам, теперь ключевое слово за бизнесом: необходимо создать консорциум нейротехнологов, чтобы можно было сформулировать запрос от профессионального сообщества в адрес власти - какие именно меры поддержки необходимы.

Лекарства прошлого

Если в технологиях прорыв, то в разработке лекарственных препаратов наоборот - затишье. Ученые говорят: основная причина в зарегулированности направления. Фармацевтика сама по себе одна из самых зарегулированных отраслей экономики. А что касается нейронаук, то здесь количество запретов и ограничений намного больше.

«Причина в том, что у ученых слишком мало пространства для маневра. Любое новое движение очень жестко регламентируется законодательно», - говорит директор института трансляционной медицины СПбГУ Рауль Гайнетдинов. С ним согласен ведущий научный сотрудник Института фармакологии им. А.В. Вальдмана Первого Санкт-Петербургского медицинского университета им. И.П. Павлова Антон Беспалов: «Мы занимаемся изучением психозов у пожилых людей. Последнее серьезное изобретение лекарств в этой области было в 1952 году. С тех пор на рынок выведено несколько новых средств. Но проблема в том, что все это разные варианты одного и того же».

Многие исследования в этой области, которые могли бы стать перспективными, «буксуют» на стадии доклинических исследований. Заведующая студенческой лабораторией на кафедре медицинской радиоэлектроники ГУАП Олеся Читайкина отмечает, что это характерно не только для России. Такое положение дел она связывает с тем, что отрасль еще молода и человечеству необходимо время, чтобы к ней привыкнуть: «Ключевой довод регуляторов: из-за недостаточного объема теории эта область знаний представляет потенциальную опасность. Хотя исследования в лабораториях ведутся и финансируются». Главной проблемой в этом отношении молодой ученый называет то, что на животных эти исследования невозможны в принципе: у них другой мозг, мы не можем получить достоверную информацию о том, что они чувствуют, если речь идет о сложных когнитивных процессах и эмоциональных реакциях. Поэтому в основном сейчас используется статистика: обобщение эффектов на основе большого количества испытуемых.

Вопрос побочных эффектов также открыт. Чтобы их выявить с достоверной точностью, нужны два одинаковых человека. Теоретически в этой роли могут выступить однояйцевые близнецы, при этом учитываются врожденные особенности нервной системы, но их мало - нет достаточного количества достоверных данных для полноценного исследования. Кроме того, в течение жизни им должны предъявляться одинаковые стимулы, чтобы добиться аналогичного устройства психики, а это, конечно, почти неосуществимо.

Позиция регуляторов в этом отношении объяснима и понятна, считает председатель правления Союза фармацевтических и биомедицинских кластеров Захар Голант. Есть определенные отношения между тем, кто платит, тем, кто лечится, тем, кто назначает, тем, кто продает. Это сложная система, регулировать которую необходимо. «Высказывания по поводу того, что рынок сам отрегулирует, - несостоятельны. Ничего рынок в системе здравоохранения не отрегулирует. Это стало понятно еще 20-30 лет назад. Поэтому если исходить из тезиса, что нейрофармацевтика - более сложная сфера, она будет сильнее регулироваться», - комментирует эксперт. По его мнению, здесь надо исходить из соотношения потенциальной опасности и потенциальной пользы. Ведь задача любых клинических исследований как раз в этом и состоит - подобрать оптимальное соотношение эффекта и рисков. «Та же история и в регулировании. Надо найти баланс, чтобы не блокировать новые разработки, но при этом четко понимать риски. Именно здесь должна пролегать грань регулирования», - считает Захар Голант.

Присоединяйтесь!

Самые важные новости сферы здравоохранения теперь и в нашем Telegram-канале @medpharm.

Нет комментариев

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь

Партнеры

Яндекс.Метрика