Доктор на экспорт

06.12.2017
3301

Дефицит врачебных кадров, низкий уровень оплаты труда, растущая нагрузка на медперсонал всех уровней, многомесячные очереди на плановые хирургические вмешательства – вот лишь некоторые проблемы, с которыми сегодня приходится иметь дело Национальной службе здравоохранения Великобритании (NHS). Начавшаяся зима, по мнению английских экспертов, может стать еще более тяжелой, чем предыдущая, когда в коридорах больниц, не дождавшись получения медицинской помощи, погибали пациенты.

Время лечит

Автор видеоканала Healthcare Triage доктор Аарон Керолл считает, что в Великобритании – по-настоящему социально ориентированная медицина. Правительство не только финансирует здравоохранение (свыше 80% всего рынка медслуг), но и обеспечивает отрасль через NHS. Система покрывает значительный объем медицинской помощи, и большинство услуг предоставляются пациентам бесплатно. Наряду с государственной медициной, финансируемой за счет налогов, существует и частная. Добровольное медицинское страхование имеют примерно 10% населения.

Если не углубляться в детали, то внешне система напоминает нашу, отечественную. Неудивительно, что и сложности, с которыми сталкиваются британцы, рассчитывающие на государственную медицину, во многом аналогичны тем, о которых постоянно пишет портал российского врача Medvestnik.ru.

Проблема номер один: NHS функционирует в условиях недофинансирования. Суммарный дефицит в первом полугодии этого года составил 1,15 млрд фунтов стерлингов (больше 91 млрд рублей), это на 143 млн больше, чем было запланировано. И такая тенденция сохранится и в 2018 году.

Прошлой зимой Красный Крест назвал ситуацию, сложившуюся в медицине Королевства, «гуманитарным кризисом». В период новогодних праздников в коридорах ЛПУ умерли двое больных: женщина с сердечным приступом пролежала 35 часов, но так и не дождалась врача, не сработало правило «золотого часа» и для мужчины с аневризмой аорты. После этих ЧП больницам было рекомендовано освободить часть коек, отведенных под плановые операции, и попросить пациентов, которые не нуждаются в экстренном вмешательстве, подождать до лучших времен. В некоторых случаях – при замене сустава, удалении грыжи или катаракты - срок ожидания может составлять 3 месяца.

Публикуя рекомендации по поводу сроков ожидания плановой операции, NHS указала на то, что руководствовалась в первую очередь интересами больных: в процессе ожидания очереди клиническая картина у одних пациентов может проясниться, а у других - и вовсе отпасть потребность в хирургическом вмешательстве. Правда, никаких примеров последнего не приводилось.

Бывший министр здравоохранения страны Норман Ламб заявил, что этот документ – «позорное оправдание недофинансирования службы здравоохранения». Также это противоречит основополагающему закону о здоровье граждан, в котором указано, что лечение должно быть предоставлено как можно быстрее.

Королевский колледж хирургов тоже не поддержал начинания, подчеркнув, что заставлять пациента ждать минимум 13 недель для получения лечения – «произвол», ведь это означает заставлять людей страдать. При этом вице-президент колледжа Сью Хилл добавил, что уже сегодня пациенты вынуждены ждать в среднем 7 недель для получения любого хирургического вмешательства.

Денег нет, но британцы держатся

Из-за нехватки врачей общей практики в небольших городах запись на прием расписана на много месяцев вперед, а в некоторых случаях медицинские кабинеты и клиники вынуждены закрываться. Пациентам приходится ездить в соседние населенные пункты, чтобы выписать обыкновенный рецепт, ведь в аптеке невозможно купить без него практически ни одно лекарственное средство.

Медиков не хватает, а те, что есть, завалены бумажной работой, постоянно перерабатывают. Как же снизить нагрузку? Чиновники от здравоохранения советуют, где возможно, проводить групповые консультации – это дает экономию времени для клиники в 300%, а в случае частной практики – до 50%. Коллективный прием рекомендуют проводить для пациентов с хроническими заболеваниями, такими как астма или диабет. Чем-то эти собрания напоминают наши пациентские школы, но все же есть ряд существенных отличий.

Встреча с участием 10-15 пациентов длится примерно 90 минут. Сначала – в течение примерно получаса - медсестра собирает у участников их вопросы к врачу (которые частенько совпадают, что и дает пресловутую экономию времени). Затем на всеобщее обозрение вывешиваются результаты анализов приглашенных (соглашение о неразглашении информации подписывается пациентом перед началом каждой такой встречи). Для чего это делается? Бывает, что человек не признает, что у него есть проблема с уровнем сахара в крови, или не до конца доверяет лечащему врачу. А когда видит, что у окружающих людей показатели отличаются, узнает чужой опыт, то может изменить мнение. Впрочем, и «затащить» такой тип пациентов на подобные мероприятия крайне сложно, отмечают доктора.

Затем приходит врач общей практики и в течение получаса отвечает на вопросы. После того, как он ушел, еще примерно 15 минут, участники делятся впечатлениями и обсуждают услышанное. Это бережет время, но осложняет процесс заполнения медицинской документации по итогам консультации.

Что делает россиянин, когда не может получить заветный талончик? Правильно, вызывает «скорую». Жители туманного Альбиона рассуждают примерно так же, и если не в состоянии быстро попасть на прием к врачу, либо платят и идут в частную клинику, либо прямиком направляются в больницу скорой помощи: уж там-то точно ждать не придется.

Из 100 пациентов, обратившихся в отделение скорой помощи, лишь 11 – предварительно позвонили по единому телефону экстренной службы. Остальные необходимость госпитализации определили самостоятельно и прибыли в ЛПУ своим ходом.

Это стало серьезной проблемой для Королевства, тем более что в отделениях скорой помощи, как правило, работает много молодых, начинающей врачей. В сентябре этого года в отделении экстренной помощи Клиники Королевы Елизаветы (Королевы Матери) в городе Маргит в воскресную смену два врача были вынуждены принять 84 пациента. Ждать очереди некоторым из них пришлось 13 часов.

«Мы не можем закрыть двери перед людьми, но и работать в таких условиях крайне небезопасно, - говорит директор Генерального медицинского совета (государственный орган, который ведет реестр дипломов и выдает разрешение на врачебную практику, контролирует соблюдение врачебной этики) Чарли Месси. – Мы крайне обеспокоены тем, что неопытные врачи, стажеры жалуются на то, что на них возлагают обязанности, для которых они не обладают компетенциями и навыками. Что они остаются один на один с пациентом, им не с кем посоветоваться. Это создает колоссальный риск для пациентов, ведь их врачи могут просто не знать, что они делают, и для докторов, которые рискуют лицензией».

Осенью в стране всерьез обсуждали, как сделать так, чтобы закрыть отделения скорой помощи от «ходоков» без направления врача, но так ничего и не придумали, потому что все предлагаемые варианты входили в противоречие с действующим законодательством.

Заморский доктор

Пока в России пытаются закрыть кадровую брешь при помощи программы «Земский доктор», Великобритания делает ставку на доктора заморского. Сегодня в стране работают порядка 90 тысяч иностранных врачей. Значительная часть получили медобразование в европейских странах, включая Россию. На втором месте - дипломы вузов Индии и Пакистана, на третьем – ЮАР и Нигерии. В среднем, порядка 1300 иностранных врачей ежегодно сдают экзамены по английскому языку, чтобы получить право работать по специальности в Великобритании.

Не все британцы в восторге от необходимости лечиться у «иноземцев». Некоторые жалуются на то, что испытывают языковые трудности при общении. А исследование 2014 года, проведенное Университетским колледжем Лондона, показало, что половина зарубежных врачей не обладают теми же знаниями и навыками, что их английские коллеги, однако получили возможность осуществлять медицинскую деятельность, поскольку экзамен, определяющий их компетентность, сложно не сдать.

Для успешного прохождения экзамена для работы врачом достаточно правильно ответить лишь на 63% вопросов.

Однако есть и те, кто  считают, что иностранные врачи – оптимальное и единственное в обозримом будущем решение дефицита медперсонала. Мало того, что гастарбайтеры готовы работать за сравнительно небольшие зарплаты, которые совершенно не устраивают истинных британцев, мало того, что устраиваются не на самые престижные, но весьма востребованные медицинские специальности, так еще и соглашаются ехать в труднодоступные и удаленные населенные пункты, куда англичанина никаким пряником не заманишь.

К 2020 году стране необходимо дополнительно привлечь 5 тысяч врачей, из них 3 тысячи приедут из-за рубежа. Совсем недавно обсуждалась необходимость экспорта 500 медицинских работников до 2021 года, однако обострившиеся проблемы в здравоохранении на фоне старения нации показали, что этого будет явно недостаточно. Во внимание берется и тот факт, что членство Великобритании в Европейском союзе гарантировало его гражданам широкие права, включая доступ к медуслугам в любой европейской стране. NHS раздавала единые европейские медицинские страховые полисы своим гражданам бесплатно. Brexit (выход Великобритании из ЕС) положит конец этим привилегиям. И речь не только об экстренной помощи, которая может потребоваться туристу из Великобритании во время путешествия по Европе, но и о рутинных медицинских услугах, которые он может получить во многих странах быстрее и даже качественнее, чем дома.

Неудивительно, что NHS готова платить рекрутинговым агентствам по 20 тысяч  фунтов стерлингов за каждого врача, которого они смогут завербовать за границей. Рекрутмент должен стартовать уже в конце этого года.

Присоединяйтесь!

Самые важные новости сферы здравоохранения теперь и в нашем Telegram-канале @medpharm.

Нет комментариев

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь

Партнеры

Яндекс.Метрика