Потерянный пациент

23.05.2017
2664
Каширина Е.Ж.
ассистент кафедры эндокринологии ГБО ДПО НГИУВ МЗ РФ

Очень часто в своей практической деятельности мы сталкиваемся с пациентами, потерявшими всякую надежду на выздоровление. Причины, безусловно, могут быть объективными (тяжелые хронические заболевания, неоперабельные варианты рака и т.д.). Но ведь бывают случаи, когда пациент, имея шанс на полное излечение, даже не знает об этом. Подобные ситуации можно объяснить проблемами диспансеризации населения, труднодоступностью специализированной медицинской помощи, отсутствием четкой маршрутизации, мотивации больного на лечение. В данной статье приведен клинический случай, который непосредственно связан с поднятыми проблемами. По сути, это крик души, потому что такая ситуация не единична.

Итак, за консультацией обратился пациент, 34 лет. Из анамнеза известно, что впервые отметил появление узловых образований на передней поверхности шеи в области проекции щитовидной железы 12 лет назад. За медицинской помощью обратился лишь через 2 года. После проведенного гормонального обследования, тонкоигольной аспирационной пункционной биопсии узлов, диагностирован папиллярный вариант рака щитовидной железы. Пациент консультирован онкологом и в последующем,  в 2007 году проведено оперативное лечение: тиреодиэктомия, фасциально-футлярное иссечение клетчатки шеи справа, вторым этапом – слева. При гистологическом исследовании: папиллярные изменения правой доли щитовидной железы, секундарные изменения в семи лимфоузлах клетчатки шеи справа, слева. В послеоперационном периоде постоянный прием L-тироксина, в дозе 150 мкг/сутки, динамическое наблюдение в онкологическом диспансере в течение трех лет после оперативного лечения. В последующем пациент принимал тиреогормоны, но ТТГ- супрессивной терапии не было, наблюдался периодически, отсутствовала мотивация к дальнейшему лечению. Для него диагноз - рак щитовидной железы, был как приговор. И это в  ХХI веке, с новейшими технологиями диагностики и лечения данного заболевания. По сути дела, пациент выпал из поля зрения специалистов. Значительное ухудшение самочувствия с осени 2016 года, когда стал прибавлять в весе, появилась сильная слабость, затруднение при глотании, дискомфорт в области шеи спереди.

Объективный статус: рост – 178 см., вес – 85 кг., ИМТ - 27, пастозность лица, отеков нет, выраженная сухость кожных покровов.  При осмотре шеи, ограничение ее подвижности, из-за грубых послеоперационных рубцовых изменений с обеих сторон. При пальпации шеи, в области проекции щитовидной железы послеоперационный рубец, объемных образований не выявлено. Со стороны костно-суставной системы без патологии. При аускультации дыхание везикулярное, хрипов нет. АД 140/90 мм.рт.ст., пульс 66 уд. в минуту. Живот при пальпации мягкий, безболезненный, печень не увеличена. Половое развитие соответствует возрасту.

По данным обследования: УЗИ щитовидной железы — не лоцируется, справа, на уровне верхнего края рукоятки грудины между трахеей и сонной артерией лоцируется овоидное образование 10,0 на 8,0 мм, с неровными контурами, гипоэхогенное, неоднородное. Регионарные лимфоузлы не увеличены. Заключение: продолженный рост заболевания щитовидной железы. Уровень ТТГ - 12,7 мкМЕ/мл, Т4св. - 11,9 пмоль/л, тиреоглобулин < 20 нг/мл. В дальнейшем проведен диагностический поиск отдаленных метастазов (сцинтиграфия c I131). По данным исследования всего тела выявлены очаги патологического накопления I131 в шейной области (один очаг диаметром 3,0 см с ретротрахеальным и паравертебральным расположением, второй очаг до 1,5 см в проекции подъязычной кости).

С учетом выявленных изменений проведена коррекция дозы L-тироксина (увеличена до 250 мкг/день), запланирована радиойодтерапия. При динамическом исследовании, на фоне лечения, уровень ТТГ снизился до 0,1 мкМЕ/мл. Самочувствие пациента улучшилось.

После подготовки и дополнительных обследований пациенту в специализированном центре  выполнен курс радиойодтерапии с NaI131 с положительной динамикой после проведенной терапии.

В настоящее время установлена 2 группа инвалидности, проводится подбор супрессивной дозы L – тироксина, метаболическая терапия. У самого пациента появилось желание продолжить дальнейшее наблюдение и лечение своего заболевания, а самое главное  — он поверил в положительный исход. Пришлось приложить немало усилий, чтобы вернуть веру пациенту, не только в то, что его заболевание поддается лечению, но я надеюсь и веру во врачей, и медицину в целом.

Комментарии 2

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь
Владилен Иванович
Это пример метода научного тыка непрофессионала. Лечащий врач должен знать и уметь выполнять процедуру лечения. Технология лечения всех заболеваний за 5000 лет, китайцами и НИИ, описана в литературе, которую надо найти и применить. Молодые врачи не хотят читать, но хотят много получать.
Если представить, что человек состоит из миллиона видов клеток, а в мире пол миллиарда врачей, то на каждый вид клетки получится 500 врачей, которые бы досконально знали процессы протекающие в клетке. Вывод: Количество врачей не переходит в качество и лечение. Беда в нежелании НИИ осознания здравого смысла медицины. Это даёт право врачу врать пациентам.
Пример: На просьбу пациента дать направление в Уральский НИИ фтизиопульмонологии , для проверки идеопатического легочного фиброза, лечащий врач поликлиники ж/д района Екатеринбурга сослалась на серьёзность этого заведения и отказала пациенту. Врач сама не владеет и пациенту не даёт право знать своё состояние, срок жизни которого может быть определяется в 2-3 года. А диспансеризация это профанация чиновника Минздрава для спортивного Президента.
Roman
Что мы можем сделать что бы изменить ситуацию???
Мы же видим проблему.

Партнеры

Яндекс.Метрика