data

 

Анатолий Цыб: власть не замечает наше отставание в ядерной медицине


23.01.2009, просмотров: 763

Обнинск стал первым в России наукоградом во многом благодаря достижениям в области ядерной энергетики. В 1954 г. здесь была пущена первая в мире АЭС, которая почти полвека давала промышленный электрический ток. Сегодня же росту популярности города может способствовать энергия атома, направленная на медицинские цели. Врачи-онкологи связывают с ней новые обнадеживающие возможности в лечении своих пациентов. Об этом свидетельствует опыт Медицинского радиологического научного центра РАМН, где за последние 45 лет ядерные излучения вернули к полноценной жизни тысячи тяжело больных людей. О некоторых эффективных технологиях, разработанных и внедренных в клинике центра, рассказывает в беседе с нашим корреспондентом его директор академик РАМН Анатолий Федорович ЦЫБ.

— Одним из главных итогов прошедшего года в Обнинске стало завершение экспериментальных работ, связанных с созданием прототипа терапевтической установки протонного ускорителя КГ-2,5. Что сулит совместная разработка медиков и физиков отечественному здравоохранению?

— Ядерной медицине и лучевой терапии сегодня отведена важная роль в системе обеспечения здоровья нации. Неслучайно этой теме было посвящено специальное пленарное заседание Общественной палаты РФ. Радиологические методы позволяют радикально повысить качество медицинской помощи и снизить смертность населения. К сожалению, за последнее время наша страна утратила ведущие позиции в этой области и существенно отстала от цивилизованного мира.

Как отметил председатель Комиссии Общественной палаты РФ по образованию и науке, директор Российского научного центра «Курчатовский институт» М.В. Ковальчук, в 2007 году в США проведено около 1 миллиона 500 тысяч позитронно-эмиссионных томографических исследований, в Европе — около 350 тысяч, а в России — всего 2 тысячи. Не лучше обстоит дело и с другими видами радиоизотопной диагностики: у нас их применяют в 9 раз меньше, чем в США, и даже вдвое реже, чем в Болгарии. Но именно такие исследования позволяют обнаружить тончайшую патологию на самой ранней стадии ее развития, что чрезвычайно важно для успешного лечения.

В экономически развитых странах благодаря своевременному распознаванию рака и внедрению современных радиологических технологий этот тяжелый недуг излечивается почти в 70% случаев. В России же сегодня официально зарегистрировано более 2 млн 300 тысяч онкологических больных, и с каждым годом выявляется еще почти полмиллиона. Рак занимает второе место среди причин смертности россиян. Ежегодно он лишает жизни 300 тысяч человек, осложняя и без того критическую демографическую ситуацию в нашей стране.

— Какие, на ваш взгляд, неотложные меры необходимо принять, чтобы выправить положение?

— Прежде всего следует всерьез позаботиться о профилактике онкологических заболеваний. С начала 2008 года прием мужчин — жителей Обнинска — ведет специально выделенный для этой цели опытный уролог. У него прошли обследование свыше 900 человек. У более пятидесяти из них установлен рак предстательной железы. Таким пациентам, можно сказать, повезло: тяжелая болезнь обнаружена своевременно.

Активное обследование мужчин старше 50 лет необходимо проводить по всей стране, как это делается, например, в США. Там в 80% случаев рак предстательной железы диагностируется на ранних стадиях. У нас же он чаще всего (более 60% случаев) выявляется слишком поздно.

Другая необходимая мера для уменьшения смертности россиян от рака — модернизация оборудования, 80% которого имеет срок эксплуатации более 10 лет. Только 7% отечественных лабораторий радионуклидной диагностики соответствует мировым стандартам. У нас в стране до сих пор даже не утверждены штаты отделений, занимающихся новыми радиологическими лечебными технологиями. Что уж тут говорить о системе подготовки и повышения квалификации кадров для нужд ядерной медицины и лучевой терапии! И, наконец, современные радиологические методы лечения должны стать доступными для населения.

— Но это очень дорогостоящее дело.

— Здоровье населения любой страны является вопросом национальной безопасности, и затраты на него в конечном счете оправдывают себя. Финансирование же российского здравоохранения на уровне около 3% от ВВП — одно из самых низких не только в мире, но и среди стран СНГ. Скопировано с Medvestnik.ru. Отсюда происходят многие наши беды. А ведь жизнь мужчин могла бы быть значительно продлена благодаря более широкому применению достижений ядерной медицины, в частности брахитерапии.

— В чем эффективность этого метода?

— «Брахиос» переводится с греческого как «короткий». Брахитерапия — это ускоренное лечение рака предстательной железы с помощью имплантации микроисточников радиоактивного йода-125. Их вводят непосредственно в ткань пораженного органа от 60 до 100 штук через миниатюрные полые иглы. Процедура проходит практически бескровно под анестезией, вызывающей обезболивание нижней части тела. Все это занимает менее часа. Лечение хорошо переносится даже пожилыми людьми с тяжелыми сопутствующими заболеваниями, например, диабетом, гипертонией или сердечной недостаточностью. У наших пациентов практически не бывает осложнений, которые нельзя полностью исключить при хирургическом вмешательстве или дистанционном наружном облучении.

Директору Медицинского радиологического научного центра РАМН академику РАМН Анатолию Федоровичу Цыбу 21 января исполнилось 75 лет.

С его именем связана разработка и внедрение во врачебную практику высокотехнологичных методов, использующих энергию атома для лечебных целей. Имя А.Ф. Цыба получило мировую известность после Чернобыльской катастрофы. Деятельность академика отмечена престижной Мемориальной премией мира имени японского доктора Токаси Нагаи. Он удостоен Государственной премии в области науки и техники и премии Правительства РФ в области науки и техники, является кавалером орденов «Знак Почета», Мужества и «За заслуги перед Отечеством» 3-й степени. Редакция «МВ» сердечно поздравляет Анатолия Федоровича с юбилеем и желает здоровья и дальнейшей плодотворной работы на благо отечественного здравоохранения.

После удаления игл микроисточники остаются в пораженном органе несколько месяцев. Йод-125, как известно, имеет период полураспада 60 дней. Брахитерапия позволяет изнутри «подвести» к опухоли дозу в 140—160 Гр, что в 2—3 раза выше, чем при облучении снаружи. При этом риск повредить мочевой пузырь, уретру или прямую кишку сведен к минимуму, а выздоровление происходит почти во всех случаях даже у больных с неблагоприятным прогнозом. Такой вывод можно сделать по результатам лечения в МРНЦ РАМН более 300 человек. Пациент, как правило, выписывается из клиники уже на следующий день после имплантации микроисточников йода-125 и возвращается к привычной жизни и работе. В числе преимуществ метода — и сохранение потенции у большинства мужчин.

Мы первыми в России внедрили брахитерапию в практику лечения, применив компьютерно-томографический контроль вместо ультразвука. Такое усовершенствование позволяет излечивать даже местнораспространенные опухоли в 3-й стадии, когда поражаются семенные пузырьки. Наш опыт теперь используется в клиниках Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Нижнего Новгорода и Самары. С просьбой о тиражировании новой технологии к нам обращаются и другие медицинские учреждения. Ведь в России рак предстательной железы выявлен у 100 тысяч мужчин, и с каждым годом число таких больных увеличивается на 20—22 тысячи человек. А йодом-131 мы успешно лечим рак щитовидной железы, его отдаленные метастазы, костные метастазы, а также тиреотоксикоз. Этот радиоизотоп помог выздоровлению 75% больных с легочными метастазами. А при использовании комбинированного лечения дифференцированного рака щитовидной железы у молодых пациентов положительный эффект еще больше — до 98%.

В МРНЦ РАМН основательно обновлено отделение радиохирургического лечения открытыми радионуклидами. Здесь эффективную помощь ежегодно получают около 1200 больных, из них курсы радиойодтерапии проходят более 800. Наша задача на ближайшее время — увеличить пропускную способность отделения до 1500 человек в год, чтобы хоть немного сократить очередь таких пациентов. В радиойодтерапии нуждаются до 50 тысяч россиян.

Нас сдерживает отсутствие средств, необходимых для реконструкции специальных очистных сооружений и расширения радионуклидной клиники. Мы неоднократно обращались с этой проблемой в вышестоящие инстанции, но там, к сожалению, как бы не замечают наше отставание в современной ядерной медицине. В США, например, показатели ежегодного использования радионуклидной терапии при раке щитовидной железы в 20 раз выше, чем в России, а при токсичном зобе — в 250 раз!

В развитых странах при тиреотоксикозе полностью отказались от операций. К ним нужно долго готовиться, радиотерапию же йодом-131 можно безопасно и эффективно провести за 2—3 дня. В России такие возможности весьма ограничены: помимо нашего отделения, рассчитанного на 30 мест, есть еще несколько специализированных больничных коек в Москве. Крайне необходимо модернизировать существующие радиологические клиники, а новые строить лишь там, где уже заложены основы для радионуклидной терапии (например, в Томске и Димитровграде).

— У некоторых онкологических больных встречаются опухоли, устойчивые к традиционному воздействию гамма- и электронного излучения.

— В таких случаях эффективны нейтроны. В Обнинске, на медицинском блоке ядерного реактора БР-10, расположенном на территории Физико-энергетического института им. А.И. Лейпунского, пролечено около 500 пациентов. У большинства из них были местнораспространенные опухоли без отдаленных метастазов. Нами достоверно установлено, что лучше всего поддаются лечению быстрыми нейтронами рак молочной железы, опухоли головы и шеи.

При проведении сочетанного гамма-нейтронного облучения наиболее удачные результаты получены, когда нейтроны составляют в нем около 20—30%. Тогда и раковые клетки разрушаются, и сохраняется орган, пораженный опухолью. Кроме того, появляется возможность оперативного удаления остатков опухоли.

Большие надежды врачи-онкологи связывают с нейтронозахватной терапией. В ее основе — бинарный способ воздействия на раковую клетку. Он предусматривает предварительное введение в организм препаратов бора, лития или гадолиния, обладающих широким сечением захвата лечебных нейтронов. В результате повреждение также наносится только опухоли, а окружающие ее здоровые органы и ткани остаются практически невредимыми. Этому щадящему методу невозможно подыскать замену при терапии ранее неизлечимых опухолей головного мозга.

В новом году мы начнем лечение онкологических больных на модернизированном ускорителе КГ-2,5. Сопоставимой установки, специально приспособленной для медицинских целей, в мире до сих пор нигде нет. Неслучайно поэтому наши американские коллеги из лаборатории города Беркли (LBNL) заинтересовались этим проектом и выделили средства на проведение значительной части экспериментальных работ. Если клиническая практика на обнинском ускорителе подтвердит эффективность нейтронозахватной терапии, его можно будет выпускать в России серийно и в более компактном виде. Тогда в недалеком будущем в онкологических клиниках нейтроны станут таким же привычным инструментом в руках врача, как рентгеновские лучи при постановке диагноза или лечении пациента.

Беседовал Олег ЧЕЧИН


Поделиться в социальных сетях

Поддержать

Нет комментариев

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи (зарегистрироваться)

Сами с усами

Суммы, вкладываемые гигантами фарминдустрии в разработки инновационных препаратов и научные исследования, уже ни для кого не секрет. Очевидно, не всем это по плечу, и в случае относительно небольших производств с коммерческой точки зрения логично делать ставку на выпуск дженериков. Тем не менее находятся производители, для которых собственные разработки не меньший...

Разделы

НовостиТемыОсобое мнениеИнтервьюСобытияОпросы